Виталий Вишневский, защитник. Рост — 181 см, вес — 80 кг. Родился 18 марта 1980 года в Харькове. Хоккеем начинал заниматься у тренера Л.Д.Гладченко. В 1995 году после развала харьковской спортшколы вместе с группой воспитанников Гладченко перебрался в Ярославль. В сезоне 1995-1996 года дебютировал в «Торпедо-2». Сыграл 27 игр, набрав 6 минут штрафа, забил гол и сделал одну результативную передачу. Лучший результат за эту команду показал в сезоне 1997-1998 годов: 47 игр, 8 голов, 9 передач, 164 минуты штрафа.

В сезоне 1998-1999 годов дебютировал в «Торпедо». Провел в составе (включая игры плей-офф и Континентальный Кубок) 51 игру, забил три гола, сделал 6 результативных передач, набрал 69 минут штрафа. Бронзовый призер сезона 1998-1999 годов. Признан лучшим новичком завершившегося чемпионата.

На международной арене дебютировал в 1998 году. Серебряный призер молодежного чемпионата мира-98, бронзовый призер чемпионата Европы-98 и победитель шведских юношеских Олимпийских игр. Чемпион мира среди молодежи 1999 года. Признан лучшим молодым защитником мира. Участник чемпионата мира национальных сборных 1999 года в Норвегии.

В 1998 году выбран командой «Анахайм Майти Дакс» на драфте в первом раунде под пятым номером - самым высоким среди европейцев.


— Виталий, ты только что вернулся из Норвегии и, естественно, первый вопрос об этом чемпионате. Как ты оцениваешь свою игру в составе национальной сборной на столь высоком уровне?

— К сожалению, в этом году я провел очень много игр и поэтому на чемпионате мне, чтобы полностью раскрыться, просто не хватило силенок. Так что средненько я сыграл.

— А сказался ли на уровне твоего выступления тот факт, что не хватило сыгранности с партнерами, ведь на протяжении всего сезона состав сборной России постоянно менялся?

— Я хоть и играл в паре со своим одноклубником Андреем Яхановым, все-таки мало был знаком с командой. До этого я принял участие только в одном раунде Еврохоккей-тура - в Шведских играх и в трех контрольных играх: двух с чехами и одной с норвежцами. В общении с ребятами проблем, конечно, не было, но некоторая несогласованность все же чувствовалась.

— То есть если бы ты готовился с командой с самого начала, то смог бы выступить лучше?

— Не только я, но и вся команда. Сборная-то собралась фактически только перед чемпионатом...

— Твои статистические показатели на этом чемпионате не впечатляют — всего одна результативная передача, которая позволила Гусманову сравнять счет в матче со словаками...

— Еще одну, правда, не засчитали (как и Егору Подомацкому, кстати). Да, у меня были возможности даже забить, мне тренеры разрешали подключаться к атаке. Но я думаю, что результативность для защитника не главное.

— А коэффициент полезности, так называемый +/-? Он ведь у тебя минусовый...

— Да, хотелось бы иметь его положительным. Но не забывайте, что мы с Андреем играли весь чемпионат с четвертым звеном Субботин — Барков — Карпов, которое не забило ни одной шайбы. А с Яхановым при этом мы очень часто играли в меньшинстве и ни разу в большинстве. Так что сами понимаете...

— Неудовлетворенность все-таки чувствуется?

— Могли бы и должны были играть лучше. Но все равно я очень доволен, что попал в сборную и смог себя проверить на таком высоком уровне. Хотя хотелось бы побольше поиграть. На льду я проводил мало времени — не доверяли. Только после травмы Баутина меня стали чаще выпускать. Что же касается выступления сборной, то я бы не сказал, что мы выступили совсем уж неудачно. В шести играх мы проиграли только один раз, хотя в итоге она оказалась решающей. Обидно, конечно, что в конце матча играли со словаками более двух минут пятеро против троих, но так и не забили. Реализация большинства была проблемой, опять же из-за недостаточной сыгранности. Другие команды гораздо четче использовали большинство.

— Наши же забивали важные шайбы в меньшинстве. Хотя и провели в ворота соперников 8 шайб, имея «лишнего»...

— Чехи на тот момент 14 раз использовали численное преимущество... А шведы использовали преимущество, как и мы, восемь раз. Но вспомните, три из четырех шайб, влетевших в наши ворота, были забиты скандинавами в большинстве. Исход той игры, я считаю, был предрешен, когда в начале уже первого периода дважды реализовали численное преимущество.

— Виталий, а почему тебя в команде называли Динозавром?

— Не знаю. Я об этой кличке узнал, когда приехал в Ярославль. Мне ребята рассказали, что услышали об этом во время телетрансляции. Поприкалывались надо мной...

— А как ты оцениваешь игру в сборной своих товарищей по «Торпедо» Андрея Яханова и Егора Подомацкого?

— Егор, я считаю, сыграл очень прилично. Иногда выше своих возможностей. В поединке с Чехией, например, просто блестяще. Не зря он был признан лучшим в том матче. К тому же он практически без замены провел весь чемпионат, а это очень тяжело, если учесть, что мы играли или от обороны, или в меньшинстве. Андрей Яханов — очень хороший, опытный защитник, но ему, как и мне, мало доверяли.

— Виталий, на чемпионате ты действовал достаточно жестко. Многим памятен тот силовой прием против Олли Йокинена, после которого финн лишился зубов...

— В эпизоде с Йокиненом я сыграл по правилам, меня даже не удалили, что же касается других удалений, то мы играли в свою игру не жестче, чем обычно. Хотя тренеры и призывали нас играть в обороне жестко.

— Сам чемпионат тебе понравился?

— Конечно, это такой уровень!

— В этом году ты отправишься в «Анахайм»? Или ты продлишь контракт с «Торпедо»?

— У меня с «Торпедо» контракт еще на четыре года. И из «Торпедо» я, кроме как за океан, никуда не хочу уезжать. В Ярославле меня все устраивает, другое дело, что не исключен вариант моего отъезда.

— И когда это произойдет?

— Не исключено, что уже в этом сезоне. Все будет зависеть от руководства «Анахайма», точнее от тех условий, которые они мне предложат. Сейчас над условиями контракта работает мой агент.

— А какие условия тебя устроят? Что важней, гарантия попадания в основу или зарплата?

— И то, и другое. Но самое главное, конечно, мне хотелось бы играть в основном составе. Но закрепиться будет нелегко, мне никакой контракт не может гарантировать место в основном составе — это придется доказывать в каждой игре.

— А ты уже чувствуешь в себе силы играть в NHL?

— В принципе да...

— Многие торпедовцы не торопились после завершения этого сезона продлевать контракт до тех пор, пока не решится вопрос с Воробьевым. На это твое решение уехать за океан повлияла бы отставка Воробьева?

— Если бы Петр Ильич ушел, я бы уехал не раздумывая.

— Виталий, для тебя этот сезон был очень сложный: ты участвовал аж в трех чемпионатах. Как ты оцениваешь свою игру в целом?

— О Норвегии мы уже говорили. На молодежном чемпионате мира в Виннипеге мы стали чемпионами...

— ... а ты лучшим защитником.

— Да. Это, в общем, само за себя говорит. Об этом много писали, в основном, правду. Наверное, я нормально отыграл, жалко только, при том количестве времени, что я проводил на льду, мне так и не удалось забить — не повезло.

— А как, на твой взгляд, выступило в этом сезоне «Торпедо»?

— В общем нормально. Команда третий сезон входит в тройку призеров — это признак стабильности. Могли бы мы выступить лучше? Наверное, да. Но нам не повезло, и мы в полуфинале попали на мощную команду Магнитогорска. Нас хватило на три игры. И в гостях и в третьей игре (первой домашней) мы доказали, что «Торпедо» — тоже одна из сильнейших команд в России, но на большее нам просто не хватило сил. Я уверен, что любая команда, которая в этом сезоне попала бы под Магнитогорск, была бы обречена на поражение. В этом нет ничего удивительного: «Металлург» — сильнейший клуб Европы. С другой стороны, если бы нам в полуфинале попалось «Динамо» или та же Казань, то мы бы бились за золото. Но третье место - это тоже очень приличный результат. Тем более если вспомнить, что другие матчи плей-офф — с ЦСКА, омским «Авангардом» и казанским «Ак Барсом» — мы выиграли всухую — 4:0.

— Чем ты собираешься заняться в ближайшее время?

— Съезжу домой в Харьков, а затем 22 мая вместе с командой отправляюсь на восстановительный сбор в Турцию.

P.S. Когда мы уже прощались, Виталий попросил через газету обратиться к поклонникам «Торпедо» быть более снисходительней к команде. Мы играем прежде всего для болельщиков, сказал он, и после поражений не стоит на нас так сильно обижаться — мы же тоже люди, и нам свойственно ошибаться. А не проигрывает только тот, кто не играет — это спорт.