По каким позициям оценивают игру вратарей и нападающих всегда более-менее ясно. Нападающий - молодец, прежде всего, если забил, а также если отдал (результативный пас или больше), и если помимо своих прямых обязанностей создавать остроту в зоне соперника успел отработать в обороне. Вратарь удостаивается наивысшего балла, если отыграл "на ноль", и даже когда пропустил, но при этом в оставшееся время действовал в "святая святых" как царь и Бог, отбивая мыслимые и немыслимые броски. Кто назовет мне главный критерий, по которому определяют полезность и надежность защитника? Хладнокровие? Число падений под шайбу после опасных бросков соперника? Умение подальше выкинуть резиновый диск из своей зоны при игре в меньшинстве? Четкий контроль синей линии при розыгрыше "лишнего" игрока? Владение искусством "чистых" силовых приемов или их количество в матче? Сила и мощность броска? Количество результативных передач и забитых шайб? - Да. Но все это только детали, штрихи к портрету, лишь дополняющие образ идеального "оборонца".

"Плюс-минус"? Не факт, потому что и этот показатель может быть плодом совместных усилий всех игроков звена или ценой чьей-то единственной ошибки. Провалится один из "оборонцев", а минус получит вся пятерка, включая его партнера по защитным рубежам.

Похоже, придется признать еще одну банальную истину - защитник должен обладать синтезом всех вышеупомянутых достоинств, чтобы быть не просто хорошим, а высококлассным мастером. Но в таком случае, вынуждена констатировать: "столп обороны" - самая неблагодарная спортивная профессия. Нападающему можно простить любые огрехи в защите и даже нежелание "подчищать" ошибки других (если, конечно, он не играет в команде Петра Воробьева), ведь, по большому счету, задача форварда - забивать. Вратарь, получивший шайбу в свои ворота после выхода "один на один", по мнению многих, заслуживает гораздо большего снисхождения, чем защитник, выпустивший соперника на рандеву с этим голкипером.

Впрочем, идеальных игроков данного амплуа, на мой взгляд, в природе нет. Ведь если бы они никогда не ошибались, хоккей просто перестал бы существовать как игра. Как бы тогда нападающие смогли проходить к чужим воротам, если бы на их пути постоянно вырастали "каменные глыбы" и "железные стены"? Поэтому классный защитник - это не тот, кто совсем не совершает ошибок, а тот, кто делает их как можно реже. И с этих позиций лучшим и надежным специалистом оборонительных редутов ярославской команды вот уже который год является один из ее "старожилов" - Сергей Жуков, который, кстати, в конце этой недели будет отмечать свой день рождения.

Самый ценный, стабильный, незаменимый и…абсолютно не замечаемый болельщиками и почему-то не попадающий в поле зрения СМИ. Знаете, когда в последний раз у Жукова брали настоящее интервью? На чемпионате мира после матча Россия - Украина, когда защитник забил гол, в буквальном смысле спасший нашу страну от позора. А до этого? Пару лет назад, не меньше (я не имею в виду блиц-опрос после конкретных игр или прошлогоднего чемпионства). Ну, просто вопиющая несправедливость! Упущение, в которым повинны исключительно мы, представители средств массовой информации.

И Сергей, кстати, тоже, хоть и шутя, но грешит на нас, журналистов.

- Незаметный, - сходу соглашается Жуков, - Так вы же сами меня и не замечаете (улыбается).

- А ты нас точно не избегаешь?

- Нет, конечно. Я же не буду от вас убегать, если вы подойдете. Только ведь не подходите. Но, в общем, и правильно делаете, не надо, наверное…

- Почему же не надо?

- Не люблю о себе много рассказывать. И потом, вдруг так случится, что я расскажу, а мои слова как-нибудь переделают, переиначат. Ребята наши, бывает, жалуются, что они говорят одно, а пишут совершенно другое. Очень не хочется столкнуться с подобным.

- Боишься, значит, этого?

- Не боюсь. Скорее, просто будет неприятно.

- Ну, хорошо, о том, что тебя не очень волнует отсутствие большого внимания со стороны СМИ, я поняла. А как насчет болельщиков? Все-таки хоккей - это игра для них и ради них. Не обидно бывает, что любовь зрителей часто достается ярким личностям команды, а такие "рабочие лошадки" в самом лучшем смысле этого слова, как ты, выполняющие огромный объем "черновой" работы, остаются ими не замечены?

- Нет, нисколько не обидно. Я не стараюсь понравиться, как-то вызвать к себе особенный интерес, что-то кому-то доказать. Признание болельщиков - это, конечно, здорово, но это не главная моя цель. Я просто стараюсь как можно лучше делать свою работу. Я понимаю, что у меня нет таких лидерских качеств, которые привлекают внимание. Но и не всем же быть лидерами - это дано не каждому. У нас яркие личности сразу видны на площадке - Коваленко, Подомацкий, Красоткин. А я так, просто среднее звено.

- Что ты включаешь в это понятие - "среднее звено"? Звучит немножко обидно, или, может, даже самокритично, не считаешь?

- Нет. Среднее звено - это те хоккеисты, кто показывает ровную, стабильную игру на приличном уровне и ниже его не опускается. Довольно большая прослойка игроков, которые работают и приносят пользу в своих командах, не являясь при этом кумирами публики и яркими звездами.

- Какими главными качествами, по-твоему, должен отличаться высококлассный защитник?

- Стабильностью, психологической уравновешенностью и уверенной игрой в обороне. Самое основное для защитника это, на мой взгляд, абсолютная надежность на своем рубеже.

- У тебя, по-моему, все это в полном порядке. Ты уже не первый год по всем показателям считаешься одним из самых стабильных и ценных защитников ярославской команды.

- Стараюсь.

- Существуют разные точки зрения о том, какой должна быть игра защитника. Многие считают, что главное - действовать просто, но надежно, другим кажется, что этого недостаточно, а залог успеха - стремление к новациям и экспериментам. Твое мнение на этот счет?

- На меня и мое восприятие игры в обороне очень большое влияние оказала длительная работа с Петром Ильичем Воробьевым. Ты же знаешь, как у него все было для защитников предельно просто: самое главное - выбросить шайбу подальше из зоны и ликвидировать или не допустить опасность у своих ворот. В каких-то комбинациях особо и не поучаствуешь, даже если захочешь. Поэтому у меня все это прочно засело внутри, и с тех пор я так, в общем-то, и играю.

- А перестроиться, приспособиться к другой манере игры у тебя не получается или ты даже не пробовал, потому что не хочешь?

- Не то, чтобы не хочу, но, наверное, острые подключения к атаке - это не мой стиль. Тем защитникам, кому это дано, можно и нужно время от времени помогать нападающим. А куда я побегу? Вперед? От меня и партнеры-то этого уже не ждут. Привыкли к моей манере игры. Они сами больше усилий сосредотачивают на атаке, без оглядки на свою зону, может быть, как раз потому, что уверены: я всегда сзади, стараюсь подстраховать и провалов в защите по идее быть не должно.

- Но они бывают?

- Ну, бывают, конечно. С этим ничего не поделаешь.

- Партнеры не ждут от тебя атакующей прыти, но ведь, соответственно и соперники тоже. Так, может, наоборот, стоит пробовать и шокировать их этим, а потом воспользоваться ситуацией?

- Предложение заманчивое, но у меня прямой работы в обороне хватает за глаза. Пусть атакуют другие.

- И все-таки у болельщиков на трибунах есть одна фраза, которой они обычно характеризуют не слишком удачную игру команды в каком-то матче или, наоборот, победу с крупным счетом. "Все, даже если Жуков пошел в атаку, - говорят они - Значит, мы сегодня не проиграем…(как вариант: значит, забивать сегодня точно больше некому!)" А что на самом деле происходит в тот момент, когда ты действительно идешь вперед? Почему это вдруг становится возможным?

- Во-первых, случается такое нечасто. Во-вторых, это ни от чего не зависит. Только от самой игры. Если ситуация складывается определенным благоприятным образом, то редко, но бывает, что я и подключаюсь к атаке.

- Вспомни: а были ли в твоей карьере шайбы, которые ты забивал не с классических позиций защитников?

- Я вообще не так много забивал. Обычно защитнику как это удается сделать? От синей линии бросить, подключиться при розыгрыше большинства, когда ему отдают на пятак. В принципе у меня только так и получалось. Никого не обводил, не обыгрывал, в розыгрышах каких-то особых комбинаций не участвовал. И даже "один в ноль" за свою карьеру, представляешь, ни разу не выходил (улыбается)!

- Раньше был "фирменный щелчок" Амелина, сейчас есть "кистевой бросок Гуськова". А какой он - "бросок Жукова"?

- Его пока можно увидеть только на картинке (улыбается). На плакате возле дворца. (На одном из установленных вокруг "Арены" щитов Сергей Жуков запечатлен в момент броска - А.К.). Сложно дать оценку, голов в этом сезоне у меня еще не было, так что и о бросках рассказать нечего. Вот забью, и потом поделюсь.

- Есть мнение, что игру защитников должны оценивать вратари.

- Мне кажется, что у нас в обороне почти все довольно опытные игроки, и каждый сам может профессиональным взглядом себя оценить, отметить и достоинства, и недостатки. А вообще, я думаю, что наши вратари уверены во всех защитниках. Как и мы, в свою очередь, уверены в наших вратарях.

- А они (вратари) тебе когда-нибудь что-то говорили о том, как хорошо или как неудачно ты сыграл в конкретном матче?

- В шутку они могут что-то сказать. Поругают, бывает. Но несерьезно. ("Несерьезно?" - спросила я потом у Егора Подомацкого. "Как сказать", - улыбнулся в ответ голкипер "Локомотива" - Ругаю, все время ругаю... Шучу, конечно же!")

* * *

- Ну что, ругал меня Егор? - поинтересовался Сергей на следующий день после тренировки, когда мы продолжили наш разговор.

- Чуть-чуть. Как ты там говорил - только в шутку.

- Вот он меня ругает, а ты напиши, что я ему уже 49-й матч помог "на ноль" отыграть. Он вчера (после встречи "Локомотив" - "Авангард" - А.К.) в раздевалке сказал, что это была его 49-я "сухая" игра. По-моему, только в официальных матчах, но точно не помню. И я всегда был в это время рядом на льду (улыбается).

- О, значит, поздравляю и его, и тебя. Теперь расскажи, как ты лично оцениваешь свою игру: по внутренним ощущениям, по "плюс-минусу" или каким-то другим показателям?

- Скорее, по собственным ощущениям. Где-то внутри себя чувствую, хорошо у меня идет игра или плохо, где надо прибавить, что в следующий раз надо сделать. Могу сам дать себе оценку. Хотя, конечно, это не значит, что я никого при этом больше не слушаю. Нет, я обязательно прислушиваюсь к мнению тренеров, ведь со стороны профессионала все может видеться иначе.

- То есть на "плюс-минус" ты вообще внимания не обращаешь или все-таки заглядываешь иногда в статистику?

- Так уж тщательно я за ней не слежу, но посматриваю, чтобы сильно "в минус" не опускаться.

- По-моему, тебе это не грозит. Во всяком случае, сегодня пользу для команды ты своими действиями приносишь колоссальную. По статистике нынешнего сезона, когда ты находишься на льду, "Локомотив" почти не пропускает.

- Хорошо, если так. Дай бог, чтобы всегда так и было.

- Защитник, по-твоему, должен больше внимания уделять разрушению или созиданию?

- В идеале защитник должен владеть различными приемами и на 100% уметь делать все: и прерывать атаки соперника, и начинать атаки своей команды.

- Насколько все вышесказанное относится к тебе?

- Наверное, я больше и успешнее занимаюсь разрушительными действиями.

- А как же "культура первого паса"?

- В принципе я всегда стремлюсь к тому, чтобы удачно начать атаку. Но опять же все зависит от игровой ситуации, иногда лучше действовать попроще.

- Помнится, на встрече с болельщиками перед стартом чемпионата, вы с Мартином Штрбаком мерялись ростом, и ты оказался выше. А ты с детства был настолько высоким?

- Когда-то было время, очень-очень давно, я наоборот был меньше всех своих сверстников, но довольно быстро вырос. Предпосылки имелись, у меня отец высокий, так что ожидалось, что и я буду таким же.

- Никогда не думал, что с таким ростом можно было попробовать себя в волейболе или баскетболе, или других видах спорта, где высокие люди получают преимущество?

- Нет, в Новосибирске из всех видов спорта больше всего развивался хоккей: его много и широко рекламировали, на него обращали внимание. Поэтому никаких мыслей, кроме хоккея, и не было.

- В твоей работе рост мешает или помогает?

- Я считаю, что помогает. Есть свои преимущества в отборе: нападающему тяжелее обыграть высокого защитника. Вдобавок, длинные руки (улыбается). Ими много чего можно сделать: до шайбы, например, в какой-то момент дотянуться.

- Этим ты компенсируешь отсутствие большой мышечной массы?

- Да, у каждого есть определенные внешние данные, поэтому нужно искать свои преимущества.

- По молодости, наверное, все-таки пытался бороться с конституцией?

- Конечно. Но очень быстро понял, что это бесполезно. Против природы не попрешь. Я даже если в отпуске наберу вес, то когда начинается предсезонка, все возвращается к привычному состоянию.

- Не расстраивался по этому поводу?

- В детстве расстраивался. Хотелось быть побольше, точнее пошире (улыбается). А сейчас я об этом не думаю. Знаю, что все равно с возрастом вес наберу. Как закончу с хоккеем, так сразу.

- В 1995 году ты был задрафтован "Бостоном" в 8-ом раунде. Хоть какие-то отношения с НХЛ у тебя были или хотя бы планировались, или драфт - лишь факт в твоей хоккейной биографии?

- Только факт. Меня никуда не приглашали и ничего никогда не предлагали. Я там просто числюсь. Если, конечно, еще числюсь (улыбается).

- Я не услышала расстройства в твоем голосе.

- А его и нет. Тем более сейчас. Я давно уже не думаю об этом. Когда только поставили на драфт, какие-то еще мысли были, может быть, даже мечты, но спустя два-три года все рассеялось. Тем более, сейчас я смотрю - наоборот, все стали оттуда возвращаться…Если разобраться: в НХЛ надо быть супер-мега-звездой, чтобы закрепиться и играть, а не мучаться, цепляясь за основу. К тому же сейчас меня там никто и не знает: не то, что как играю, но и как зовут. Да и у меня теперь другие мысли. Не довелось так не довелось.

- Может быть, это вина или недоработка агента? У тебя вообще есть североамериканский агент?

- Был, но срок договора с ним уже давно закончился. Я когда подписывал с ним контракт, то с самим даже не встречался, все делал через его помощника. Своего агента видел только в газете на фотографии. И лишь через два года, когда он приехал в Ярославль к кому-то из наших хоккеистов, мы с ним и познакомились. Может, если бы он тогда постарался, что-то изменилось бы, но смысла не вижу об этом теперь думать.

- Ты регулярно привлекался в национальную сборную страны при разных наставниках, но с Плющевым у тебя почему-то не заладилось. Вы с еще одним железнодорожником Алексеем Васильевым якобы не прошли какие-то тесты и не попали в состав команды. Правда, нигде так и не раскрывалось, что это были такие за замысловатые тесты. Поделись.

- Про тесты - это было объявлено для прессы. А на самом деле Плющев нас вызвал уже перед отлетом сборной и сказал, что все-таки решил сделать ставку на тех ребят, кого хорошо знает, кто играл у него в молодежных командах. Как обычно в таких случаях говорят, заметил, что уверен в нашем уровне, следит за нашей игрой в чемпионате и все равно продолжает на нас рассчитывать.

- Понятно, а сам ты, признайся честно, как думаешь: светит тебе еще сборная при нынешнем главном тренере или…?

- Все зависит от меня и моей игры. Исключать ничего нельзя. Всякое бывает. Можно ведь ни на одном этапе Евротура не выступать, а поехать на сборы перед чемпионатом мира и остаться в составе команды. И наоборот. Просто сейчас я о сборной не думаю, для меня главное - это "Локомотив", его цели и задачи в сезоне. А там уж как получится: пригласят - отлично, нет - так нет…

- Твое постоянство известно не только на льду, но и в выборе места работы. Столько лет твоей карьеры связано с Ярославлем и, судя по всему, ты не собираешься покидать наш город?

- Свойство характера: я не привык часто менять обстановку. Тем более, если руководство клуба мною довольно, и меня здесь устраивают все условия. Да и как может не устраивать, если команда, в которой я играю, дважды становилась чемпионом страны, завоевывала медали, входит в элиту российского хоккея. Конечно, надо быть готовым к любому повороту в жизни, и неизвестно, как все сложится в дальнейшем. Но сегодня я прочно связан с Ярославлем.

- Многие игроки считают, что все-таки нужно чаще менять команды, чтобы получать дополнительные эмоции, встряхиваться, и, как говорят, "не застаиваться" на одном месте.

- Возможно, но мне трудно судить об этом. Я через подобное не проходил. Пока, по крайней мере (улыбается).

- Но за все это время тебе, наверняка, поступало немало предложений от сильных команд.

- Да, приглашали в другие клубы, особенно после чемпионатов мира. Но я играл в Ярославле, и это было ответом.

- И все же чем тебе, двукратному чемпиону страны и двукратному обладателю бронзовых медалей, по-прежнему интересна работа в ярославской хоккейной команде? Что ты еще здесь не испытал за столько-то лет, что не попробовал, ради чего продолжаешь бороться?

- Как всегда, ради победы. Победы во всем. Иных целей нет. Совершенно не интересно переходить в другой клуб, который не борется за высшие награды чемпионата, понижать тем самым свой уровень. Да и кто по собственному желанию захотел бы уйти из такого коллектива? И потом, за эти годы я привык играть здесь, уже в какой-то степени сроднился с городом и командой.

- Ты не коренной ярославец, но, похоже, обосновался здесь всерьез и надолго?

- На самом деле, когда я только приехал в Ярославль, город мне не понравился. Маленький, и, как показалось, не очень интересный. Новосибирск, где я жил до этого, внушительней, в нем около двух миллионов жителей. Но постепенно стал знакомиться с городом, обживался в нем…

- И сегодня Ярославль тебе нравится или ты к нему просто привык?

- Нравится. Наоборот, теперь меня радует, что он несуетливый, спокойный. Когда мы были на игре в Новосибирске, я даже удивился такой бурной деятельности своего родного города - столько машин, столько народу вокруг, все спешат, торопятся. Прямо мегаполис. Очень похож на столицу.

- Родители у тебя так и живут там. Не планируешь их сюда привезти?

- Нет, это они меня планируют в Новосибирск вернуть (улыбается).

- Один из главных аргументов звучит примерно так: "А вот и у нас теперь есть команда, выступающая в хоккейной Суперлиге"?

- Да, и по этому поводу тоже шутят. Нам приходится редко видеть друг друга. На Новый год они приезжают к нам, в принципе уже привыкли, наверное. Но вполне понятно, им все равно хочется, чтобы сын был рядом с ними.

- А сын…

- Сам принимает решение.

- Несуетливый, спокойный - эти слова о Ярославле, похоже, как раз очень близки твоему характеру? Со стороны ты производишь впечатление человека несколько флегматичного, размеренного, неэкспрессивного, с минимальным количеством эмоций. Опровергни, если это не так.

- Скорей всего, это так. Я действительно очень спокойный человек. Многие так считают, и даже говорят мне об этом. Мол, больше эмоций надо!

- В жизни или на льду?

- Везде. Хотя мне хватает и тех, что есть (улыбается).

- Буцаев играет в гольф, Скугареву нравится бодибилдинг, Малкову - автомобили. Банальный вопрос: чем увлекается Сергей Жуков в нехоккейное время?

- Мне хочется быть посвященным во все в этой жизни, поэтому, по возможности, стараюсь заниматься всем, что возможно. Большой теннис, компьютер, Интернет, в основном смотрю новости спорта и просто читаю об интересных событиях. Там можно много о чем узнать, поэтому такой вид развлечения мне и нравится.

- Тогда, наверное, ты знаешь, что на официальном сайте новосибирского хоккейного клуба "Сибирь" ты среди прочих хоккеистов числишься в "Звездах команды"?

- Слышал. Отец мне говорил. В Новосибирске был праздник, сколько-то лет сибирскому хоккею, сейчас не помню сколько, но дата круглая. Там объявляли всех воспитанников, называли имена, рассказывали о достижениях, и мою фамилию тоже произнесли.

- Ты провел за основную команду Новосибирска всего 10 игр перед тем, как уехал в Ярославль. Многие воспитанники местного хоккея могут похвастаться куда более внушительной статистикой выступлений за "Сибирь", но тем не менее их в число "Звезд "Сибири"" не зачислили. Чем ты заслужил особое отношение?

- …Сложно сказать. Может быть, оно связано с моей игрой в сборной и завоеванием серебряных медалей на прошлом мировом первенстве, а так же медалями в чемпионате страны? Все-таки я считаюсь воспитанником новосибирского хоккея, поэтому, наверное, там следят за моими достижениями.