Самый известный белорус-НХЛовец 36-летний защитник Руслан Салей, в активе которого 917 матчей в регулярных чемпионатах Национальной хоккейной лиги за «Анахайм Майти Дакс», «Флориду Пантерс», «Колорадо Эвеланш» и «Детройт Ред Уингз» (еще 62 поединка в плей-офф), в эксклюзивном интервью hotice.ru рассказал, почему он решил перейти в КХЛ и остановил свой выбор на ярославском «Локомотиве».

 

 

— Руслан, как возник вариант твоего перехода в «Локомотив»?

 

— Так, как это обычно бывает: клуб из Ярославля вышел с предложением. Впервые у нас состоялся предметный разговор на эту тему вскоре после окончания сезона. Мы с моим агентом Марком Гандлером, у которого давние добрые отношения с «Локомотивом», его рассмотрели и после долгих переговоров пришли с руководством ярославского клуба к общему знаменателю. Подпись же под контрактом, предложенным прошлогодним победителем Западной конференции КХЛ, поставил буквально два дня назад, 5 июля.
В моих услугах был заинтересован не только «Локомотив» — предложения поступали и из других клубов Континентальной хоккейной лиги, но я сделал выбор в пользу команды из Ярославля. Во-первых, это клуб с богатыми хоккейными традициями, всегда нацеленный на максимальный результат. Во-вторых, организация дел в «Локо» находится на высоком уровне — доводилось слышать только лестные отзывы от игроков, тренеров, менеджеров. И в-третьих, финансовые условия, предложенные «Локомотивом», были наиболее привлекательными.

— Насколько повлиял на твой выбор тот факт, что «Локомотив» возглавил Брэд Маккриммон — один из ассистентов Майка Бэбкока в «Детройте»?

— Это также сыграло определенную роль. Мы вместе отработали целый год в «Ред Уингз», могу сказать о нем как о специалисте и человеке только положительное.

— Какие цели ставишь перед собой в КХЛ?

— Такие же, как и «Локомотив»: бороться за Кубок Гагарина. Надеюсь, что помогу моей новой команде завоевать этот почетный трофей. Во всяком случае, в Ярославле у меня есть хороший шанс выиграть Кубок Гагарина.
Впрочем, задачи надо решать поэтапно, step by step, как говорят в Америке — сначала нужно выйти в плей-офф, а затем ставить цель бороться за Кубок Гагарина.

— Поступали ли предложения от клубов НХЛ? В частности, американские СМИ писали, что ты можешь вернуться в «Анахайм» — команду, в которой началась твоя НХЛовская карьера и с которой в 2003 году ты дошел до финала Кубка Стэнли.

— Откровенно говоря, предложений, которых ожидал, особо не было. Ведь я не просто хотел играть в НХЛ, а защищать цвета клуба, который мог бы реально претендовать на победу в Кубке Стэнли. Да и финансовая составляющая в моем возрасте — деталь тоже немаловажная. К сожалению, предложений, где сошлись бы оба этих фактора, так и не поступило...

Руслан Салей на своей 3-й Олимпиаде в Ванкувере

— Выходило ли на тебя с конкретным предложением руководство минского «Динамо»?

— Да, мы довольно много беседовали на эту тему как с Юрием Федоровичем Бородичем, так и с Игорем Матушкиным. Динамовское руководство сделало мне достойное предложение, за что я искренне благодарен минскому клубу. Мне было очень приятно такое внимание со стороны «Динамо».
Однако я все-таки остановил свой выбор на «Локомотиве». Ведь, повторюсь, я принял решение играть в Континентальной хоккейной лиге во многом потому, что очень хочу завоевать Кубок Гагарина, коль Кубок Стэнли мне так и не покорился.
Кроме того, на мой взгляд, те условия, что предлагали мне в минском «Динамо», целесообразнее предложить молодым белорусским хоккеистам — через пару лет это принесет пользу не только команде, но и нашей национальной сборной.

— Ты подписал контракт с «Локомотивом» сроком на один год. Может, в сезоне-2012/13 вновь вернешься в НХЛ?

— Этого, конечно, исключать нельзя. Однако не все, увы, зависит только от меня. Я все-таки не звезда мирового хоккея, как Яромир Ягр, который после трех лет, проведенных в КХЛ, вернулся в НХЛ — у меня на это шансов намного меньше.
Так что мечта выиграть Кубок Стэнли, видимо, так и останется мечтой. Как, собственно, и 1000 матчей в регулярных чемпионатах НХЛ. Ведь для этого одного сезона мало — нужно как минимум два...

Руслан Салей - единственный сезон в Детройте

— Первый поединок нового сезона КХЛ «Локомотив» проведет 8 сентября на «Минск-Арене» с «Динамо». Как думаешь, какую реакцию вызовет твое появление среди болельщиков?

— Трудно сказать. Наверное, кто-то будет аплодировать, кто-то — свистеть... Но хотелось бы, чтобы позитива было больше. Единственное, в чем я точно уверен, что, выходя на лед «Минск-Арены», буду очень волноваться и бороться с чувствами. Поэтому постараюсь не ударить в грязь лицом.

— Не смущает, что в КХЛ придется играть на площадках большего размера?

— Мне, конечно, привычнее — да и больше нравится — играть на НХЛовских площадках. Вместе с тем, опыт игры на больших площадках у меня тоже есть. Да и, насколько я в курсе, с этого чемпионата ряд клубов перейдут на так называемые «финские коробки», которые меньше стандартных европейских.
А вообще, ответ на этот вопрос смогу дать в середине сезона.

— Как семья отреагировала на решение сменить Национальную хоккейную лигу на Континентальную?

— Разумеется, решение принимали совместно с женой. Беттэнн меня поддерживает, хотя и понимает, что с тремя детьми ей будет нелегко.
Супруга с детьми останется в Калифорнии — младшая дочь, Эйва, еще совсем маленькая, а старшая, Алексис, в этом году пойдет в школу: им нет смысла переезжать в Ярославль. Понятно, что все это делается в интересах семьи.