Возвращение в Ярославль Алексея Васильева, безусловно, можно назвать самым ожидаемым. Ну, во-первых, потому, что он - воспитанник ярославского хоккея и один из героев чемпионского сезона "Торпедо". Во-вторых, потому, что Васильев - мощный защитник, умеющий не только строго и жестко играть в обороне, но и при случае успешно подключаться к атаке. Но главное, Алексей всегда был и остается любимцем ярославской публики.

Сразу после золотого сезона 1997 года молодой перспективный защитник принял предложение самого богатого клуба НХЛ "Нью-Йорк Рейнджерс". Однако закрепиться в основе этого "клуба богатых пенсионеров" ему не удалось. На протяжении последних двух лет ходили упорные слухи, что Васильев возвращается. Но только этим летом Алексей вернулся в родной город.

- Алексей, после четырехлетней разлуки ты вновь вышел на лед родного для тебя Дворца спорта "Автодизель". С какими чувствами ты выходил на первую игру?

- Каких-то особых эмоций я не испытывал. Для меня хоккей уже давно стал профессией, а переход из одного клуба в другой - просто смена места работы. Приятно, конечно, было, что по возвращении в Россию мне удалось подписать контракт со своим родным клубом. Но не более того...

- Ты провел в нынешнем чемпионате уже несколько игр. Можешь сравнить его с тем, теперь уже далеким, чемпионатом 1997 года? На твой взгляд, уровень хоккея в России изменился? И если да, то в какую сторону?

- В какую сторону он изменился, пока сложно судить. Но игра стала более быстрой и силовой. Это очевидно. Для меня лично российский хоккей немного непривычен еще и теми изменениями в правилах, которые произошли в последние годы. В частности, я имею в виду отсутствие "красной линии". Но о каких-то кардинальных изменениях, наверное, говорить не приходится...

- А уровень нападающих в командах соперников вырос или стал ниже?

- Сезон только начинается, и говорить о том, кто на что способен, еще рано, ребята еще раскачиваются. Это касается и игроков "Локомотива". К тому же я видел далеко не все команды.

- Хорошо. Тогда сравни уровень "Торпедо-97" и сегодняшнего "Локомотива".

- Когда я играл за "Торпедо", им руководил Петр Ильич Воробьев, и мы играли в один хоккей. При Владимире Вуйтеке сегодня мы играем в другой. Сравнивать эти два стиля, а тем более уровень команд, мне кажется, не имеет смысла. Они разные. Нельзя говорить, кто лучше. кто хуже.

- Расскажи о своей американской жизни.

- Провел я за океаном четыре года. Первый сезон я вообще не играл, потому что мне были сделаны три операции на левом и правом плечах. Так что практически год у меня ушел на восстановление.

- Ты получил эти травмы в тренировочном лагере "рейнджеров"?

- Нет, это были еще торпедовские травмы. Я приехал в Америку и прошел медицинское обследование. Местные врачи мне сказали, что у меня два варианта: сразу сделать операцию и отложить попытку пробиться в основу на год или отложить операцию, играть и мучиться. Я решил, что, пока молодой, нужно лечиться. После этого я два года играл за "Хартфорд" - фарм-клуб "Нью-Йорк Рейнджерс". В сезоне 1999 - 2000-го мы выиграли Кубок Американской хоккейной лиги. На следующий год меня поменяли в "Нэшвилл Предаторз". Там я тоже не пробился в главную команду. Пришлось сезон отыграть в фарм-клубе. Так что в НХЛ мне не удалось себя проявить.

- Да у тебя и возможности такой не было. Ты лишь однажды надел форму "рейнджеров". Вообще, как мне кажется, тебе, молодому защитнику, было нереально составить конкуренцию таким именитым монстрам, как Лич, Букибум...

- На самом деле тренеры в Америке никогда не скажут, почему тебя не берут "наверх". Я, например, в фарме был лучшим среди защитников по всем показателям и тем не менее остался невостребованным. Наверное, моя игра чем-то не устраивала тренеров. А чем, они не говорили.

- Понятно, что главной цели - закрепиться в НХЛ - ты не достиг. Но складывается впечатление, что ты все равно остался доволен своим американским вояжем. Это так?

- Я не считаю, что эти четыре года я потерял. Европейский хоккей, которому меня учили, очень отличается от того, в который я играл в США. И считаю, что, пройдя и ту, и другую школы, я только приобрел. Тем более что уровень Американской хоккейной лиги, в которой я играл, очень приличный. Если лучшие клубы АХЛ сыграют с лучшими клубами нашей суперлиги, еще неизвестно, чем эти поединки закончатся.

- Разговоры о твоем возвращении велись давно. Почему ты вернулся только сейчас?

- Я подумал, что четыре года - это достаточный срок. Если за это время я не сумел выйти на уровень НХЛ, то предпринимать дальнейшие попытки просто бессмысленно.

- Ты окончательно поставил крест на НХЛ?

- Если честно, то я об этом не думал. Все может быть... Пока у меня двухгодичный контракт с "Локомотивом".

- Возвращение в Ярославль у тебя планировалось?

- Нет. У меня вообще контракт с "Нэшвиллом" должен был закончиться только в будущем году. Но по завершении прошлого сезона мы с моим агентом провели переговоры с генеральным менеджером клуба и пришли к соглашению. Смысл его таков: летом я принимаю окончательное решение, возвращаться мне в Америку или нет. Приехал в Ярославль, осмотрелся, подумал, и когда мне позвонили из клуба, я ответил, что возвращаться не собираюсь. У меня было несколько предложений от клубов российской суперлиги, но условия, которые предложил "Локомотив", меня больше устроили. И я доволен, что остался в родном городе.

- Тебе довелось тренироваться под руководством российских и американских, а теперь чешского специалистов. У каждого свое видение хоккея, свой стиль. А тебе лично какой из них ближе, интереснее?

- Мне в принципе все равно. Я предпочитаю играть так, как скажет тренер.

- Я к чему это спрашиваю. В "Торпедо", да и в американских клубах, насколько я знаю, ты частенько подключался к атаке, немало забивал. Сейчас в "Локо" ты играешь строго в обороне.

- В Америке тренеры меня даже просили - будь четвертым нападающим, у тебя это получается. Здесь установка иная: Вуйтек прежде всего ждет от меня надежной игры в обороне. Может, позже начну чаще подключаться.

- Ты уже побывал на экскурсии в новом дворце. Поделись впечатлениями. Есть с чем сравнивать?

- Я слишком давно там был. Внешне - красив. Лед посмотрели - понравился. А трибуны тогда еще не были смонтированы. Буду сравнивать, когда выйдем на лед в матче с "Ладой". Хотя на меня вряд ли он произведет какое-нибудь совсем уж неизгладимое впечатление - в Америке я видел и более грандиозные сооружения...

- Ты за время жития в Америке приобрел какие-нибудь новые привычки? Вот, например, Ляшенко пристрастился к восточной кухне и полюбил ходить в кинотеатры...

- Я тоже полюбил восточную кухню и ходить в кинотеатры. Еще мне нравится боулинг.

- Не скучал по родине, по родному языку?

- Там, где я жил, было много русских магазинов, я читал всю российскую прессу, смотрел видеокассеты со всеми новинками. Даже программу "Время" смотрел почти каждый день. Так что я был в курсе всего, что происходило в России.

- Так ты в Америке и отдыхал?

- Да, а еще я часто ходил на рыбалку. Посидеть на реке с удочкой - лучше отдыха не придумаешь. Но для меня важен сам процесс рыбалки, а не то, что я поймаю.

- Говорят, ты еще заядлый автолюбитель...

- Это громко сказано. У меня в Америке был BMW, здесь я езжу на нашем ВАЗ-21093.

- Что, на иномарку средств нет?

- Дело не в этом. Пока я езжу на нем. Дальше - посмотрим...

- Ты, в отличие от того же Володи Антипова, достаточно быстро адаптировался к современному российскому хоккею ...

- Начнем с того, что Володя приехал во время сезона, а я с командой прошел предсезонную подготовку. Да и вообще, я быстро ко всему привыкаю и любая адаптация проходит для меня без проблем.

- Шеи большинства хоккеистов украшают золотые цепи, а твою еще какие-то экзотические бусы. Что это такое?

- Секрет фирмы...