Поймать Алексея Васильева для интервью оказалось непростым делом. Защитник производил впечатление весьма делового человека, после тренировок все время куда-то спешил, и разговор наш откладывался несколько раз. Невольно закрадывалась мысль: может, он избегает встречи специально, так как не любит беседовать с журналистами?

Позднее Алексей честно признается, что, во-многом, это действительно так, четко объяснив свою позицию: - Понимаете, иногда ваши коллеги брали у меня интервью, но потом в газетах появлялось совершенно не то, что я говорил. Последний раз подобное было буквально неделю назад. Когда я находился в сборной, со мной побеседовал журналист из столичной прессы. В разговоре подтвердил: "Все, как ты скажешь, так и будет опубликовано". А потом я купил газету, и увидел полное несоответствие написанного моим словам… И это уже не первый случай…

…Однако зритель есть зритель, и он всегда хочет знать как можно больше о своих любимцах. Тем более, что Алексей Васильев как раз в полной мере относится к данной категории. Прежде всего потому, что его имя прочно связано с геройским чемпионским сезоном "Торпедо". Он - воспитанник ярославского хоккея, грамотный защитник, умеющий не только строго "держать оборону", но и играть в пас, по возможности подключаясь к атаке.

Очевидно, именно эти его достоинства попали и в поле зрения наставника российской сборной Бориса Михайлова: накануне второго этапа Еврохоккей-тура Алексей получил вызов на сборы национальной команды. И хотя в итоге на Шведские игры Васильев не попал, сам факт, что тренер обратил на него внимания после четырехлетнего отсутствия в России, говорит, согласитесь, о многом.

Поэтому с разговора о сборной мы и начали нашу наконец состоявшуюся беседу с защитником.

"ПЕРВЫЙ БЛИН" В СБОРНОЙ

- Алексей, стало ли для вас неожиданным приглашение в национальную команду?

- Да, для меня вызов перед вторым турниром сборной в рамках Еврохоккей-тура был неожиданным. Я 4 года не выступал в России, и не знаю, где тренер мог видеть мою игру. Я помню, что он приезжал на турнир Рамазана в Магнитогорск, но по 2-3 матчам вряд ли можно составить впечатление.

- Когда вы узнали, что главный тренер сборной интересуется вашей кандидатурой?

- Когда нам в клуб прислали официальный вызов, тогда и узнал. И если честно, то очень удивился.

- Неужели даже предположить не можете, почему удостоились этого приглашения?

- Нет, сам я не могу ответить на этот вопрос.

- Одной из причин специалисты называют ваши показатели по системе +/-. Правда, критики утверждают, что большой плюс связан лишь с тем, что вы играли в самом результативном звене "Локомотива".

- Почему нет? У нас же вся пятерка работала, а не я один, как пчелка, трудился. Результат делает звено. Все вместе. Первая наша задача - не пропустить, вторая - создавать острые моменты и воплощать их в голы. И я считаю, что у нас очень неплохо это получалось.

- Вы знаете, почему вы все-таки не попали в состав команды, отправившейся на Шведские игры? Что сказал вам Борис Михайлов?

- На сборы были вызваны пять полноценных пятерок, и я сразу оказался в пятой. В конечном итоге именно ее и отцепили. Тренер сказал: "Спасибо за хорошую работу, помощь команде в подготовке" и все. В какой-то степени, я думаю, это было прогнозируемо. Из этой пятерки взяли только одного форварда, а остальные отправились по домам.

- Может быть, для лучшего взаимопонимания вам в пару не хватало ярославского защитника?

- Не уверен. В принципе мне в данном случае все равно с кем играть. Конечно, с ярославцем было бы легче, но и с другими, я думаю, ненамного сложнее.

- На пресс-конференции перед шведскими играми Михайлов посетовал, что многие клубы российской суперлиги чинят препятствия для игроков, вызываемых в сборную. Дескать, это отвлекает их от работы в основной команде. По его словам, руководство некоторых из них, даже заявило, что не будет выплачивать зарплату своим хоккеистам, если они получат травму в сборной. А какова была позиция "Локомотива"?

- Я не в курсе. Лично мне ничего подобного не говорили. Меня вызвал к себе генеральный менеджер клуба и сказал: "Алексей, тебя приглашают в сборную". Он обозначил сроки, и все.

ВЕРНУСЬ НА СВОЮ ПОЗИЦИЮ - БУДУ АТАКОВАТЬ!

- Тебя часто называют атакующим защитником…

- Кто называет? Раньше, когда я играл в России, у меня не наблюдалось ничего подобного. Подключаться к атаке я начал только в Америке. Думаю потому, что там чуть более раскрепощенный хоккей, все играют на счет. А у нас существуют команды, которые придерживаются определенного стиля защиты, и особенно вперед не разбегаешься. Все более сдержанно, соблюдаются привычные рамки. Если защитник - значит, твоя задача исключительно оборона. В Америке же прямо говорят игрокам моего амплуа, что можно и даже нужно при случае подключаться к атаке, быть "четвертым нападающим".

- А вам самим это нравится?

- Да.

- Илья Горохов в "Локомотиве", к примеру, может себе позволить пойти вперед, поскольку его постоянно подстраховывает партнер Дмитрий Красоткин. А в вашей паре вы оба с Александром Гуськовым - любители поатаковать. В последнее время Александр гораздо чаще подключается к атакующим действиям, а вы отрабатываете в обороне. У него лучше получается или на это есть иные причины?

- Я меньше стал подключаться к атаке, скорее, из-за того, что нахожусь не на своей позиции. Вообще-то мое амплуа - правый защитник, а играю я на левом крае. Но в команде напряженная ситуация с левыми защитниками, поэтому пришлось немного перестраиваться и играть на этой позиции. Если бы я находился справа, то при любой возможности мог бы пойти вперед. А на левом крае я все-таки чувствую себя не совсем уверенно. Поэтому действую осторожнее и стараюсь, прежде всего, выполнять исключительно оборонительные функции.

- Значит, уход в чистую оборону, - это не установка тренера?

- Установки тренера тоже могут быть разными. Я думаю, если возникает по-настоящему острый, хороший момент, то ни один понимающий наставник не будет против того, чтобы защитник пошел вперед. А вот если возможности нет, то лучше, конечно, играть строго в обороне.

- А в перспективе вам хотелось бы вернуться на привычное место на правом крае?

- Да. Вот сейчас как раз на тренировках я наигрываюсь в паре с Александром Баркуновым в четвертом звене. Правда, не знаю, это окончательно или на время? Посмотрим, что из этого получится.

НИЧЕГО НЕ ПОТЕРЯЛ. ТОЛЬКО ПРИОБРЕЛ!

- Алексей, болельщикам очень интересно, с чем связано ваше возвращение в Ярославль? С расформированием Интернациональной хоккейной лиги, где вы выступали?

- Нет, с расформированием ИХЛ это вообще никак не связано. В принципе у меня еще был контракт с "Нэшвиллом" на год. Но я считаю, что четыре года - это срок. Если уж не получилось заиграть в НХЛ, значит дальнейшие попытки не стоит предпринимать. Можно было, конечно, еще четыре года провести в фарм-клубах, но какой в этом смысл?

- А какой смысл возвращаться в Россию?

- Сейчас здесь и финансовые вопросы улучшаются, и уровень хоккея значительно повысился. Но самое главное, что здесь все - свое, близкое, родное. Поэтому я принял решение вернуться.

- Насколько изменился российский хоккей за годы вашего отсутствия?

- Он стал более силовым, скоростным. Появилось больше команд высокого уровня. Если раньше их было 5, то сейчас их 10-12. Чемпионат стал интереснее, насыщенней, зрелищней.

- А есть отличия от хоккея, в который вы играли в Америке?

- Для меня нет. Хоккей он везде хоккей. Есть, конечно, определенные нюансы, но в принципе все одинаково.

- Оценивая четыре года, проведенных в Америке, вы можете сказать, что приобрели для себя, а что, может быть, потеряли?

- Я считаю, что ничего не потерял. Напротив, многое приобрел. В североамериканских лигах собраны игроки со всего света. Все хоккейные школы пересекаются, смешиваются стили. И для человека, которые там "варился", это важно. Я многое почерпнул, кое-чему научился.

- Все самое лучшее в себе сочетаете? Или все-таки вы можете назвать себя приверженцем какого-то определенного стиля?

- Я думаю, что по душе мне больше европейская школа: игра в пас. Канадцы иногда действуют очень жестоко, порой неоправданно грубо. Могут подъехать и в спину толкнуть так, что потом не встанешь. У европейцев такое, конечно, тоже бывает, но канадцы и американцы делают это осознанно, чтобы причинить боль сопернику, сломать физически и морально, травму нанести. Я считаю, что силовые приемы, единоборства в пределах правил всегда красят хоккей, но я против грубости.

- Тяжело было привыкать к другому образу жизни? О чем мечтали и оправдались ли ваши ожидания?

- В принципе я ехал туда играть в хоккей. Мне сразу сказали, что все бытовые, жилищные условия решаются легко и элементарно. И действительно: жил я в хорошей квартире, сразу купил машину. Трудностей с общением тоже не возникало. Когда я приехал в "Нью-Йорк Рейнджерс" в команде был Галанов, недавно тренировавшийся в Ярославле, Воробьев (он как раз уехал из "Динамо"), поэтому я адаптировался легко. В Хартфорде тоже была большая русскоговорящая группа: русские, украинцы, израильтяне. Так что на родном языке я говорил много.

- А с английским как?

- Не сказал бы, что хорошо. В основном я общался на русском, а на английском только в команде, на льду, или когда ходил по магазинам. Совершенствовать язык не было особых возможностей.

- Какие цели вы ставите перед собой в этом сезоне?

- С Ярославлем хочется повторить наш подвиг 1997 года. Думаю, что это возможно. А вообще, если я взялся за дело в "Локомотиве", то все мои цели и задачи связаны с этой командой. Да и в жизни уже пора задуматься о будущем. Возраст такой…

- Какой? Всего 24 года…

- Разве это мало? Время летит быстро. Особенно в хоккее. Сезон прошел - год. Еще сезон - еще год.

- Контракт с "Локомотивом" у вас…

- … на два года. Что будет дальше - пока не думаю. Посмотрим.

НХЛ, ГОЛЛИВУД, АВТОМОБИЛИ И "СТРАЙКИ"…

- Впервые слухи о вашем возвращении в Ярославль появились два года назад. Вы действительно уже тогда планировали вернуться?

- Я не знаю, откуда взялись эти слухи. У меня был контракт с клубом, со мной никто из ярославцев не разговаривал, не звонил. Сам я тоже об этом не упоминал. Да, я приезжал сюда летом в отпуск и тренировался вместе с командой, но так делают все. Это не повод говорить, что я собирался вернуться раньше. Еще раз повторюсь: последний сезон в Америке стал для меня решающим. Если бы появились хоть какие-то шансы в НХЛ, я бы еще задумался. Но я понял, что их нет, поэтому я здесь.

- Как вы думаете, почему вам все-таки не удалось заиграть в НХЛ?

- Не могу ответить на этот вопрос. НХЛ - сложная система и ее трудно понять. Никто никогда ничего не объясняет. Тебе всегда говорят, что ты в порядке, хорошо играешь, у тебя все замечательно, подожди немного, вот-вот… А это "вот-вот" длится весь год, и сезон заканчивается.

- В одном из интервью вы сказали, что для вас было непринципиально, где играть: возвращаться в Ярославль или уйти в другой клуб.

- Да, это так. Если бы в другом городе мне предложили лучшие условия, я бы уехал туда. У меня были 3-4 предложения, но сейчас, когда уже все решено, не имеет смысла о них говорить. Вариант с Ярославлем оказался самым оптимальным, и меня здесь все устроило.

- Среди ваших увлечений - рыбалка, кино, автомобили, боулинг. Расставьте их по степени важности?

- Вряд ли я смогу это сделать. Все зависит от настроения. Может быть, отдельно стоит выделить кино, ведь Америка, где я особенно к нему пристрастился, - это страна кинотеатров. Там штампуют фильмы так, что каждую неделю появляется по несколько новинок. В какой-то степени Голливуд сравним с НХЛ - это два глобальных явления в Северной Америке.

- Вы отдаете предпочтение американскому кино?

- Нет. Я очень много смотрю и отечественных лент. В Америке я старался не пропускать ни одного русского фильма. Практически все видел. Вдобавок приобретал себе кассеты с отечественным кино. Но мы живем в современном мире, хочется смотреть на яркие спецэффекты, головокружительные трюки. У нас это все еще не на высоком уровне. Америке же по таким наворотам нет равных во всем мире. Если люди там взялись за дело, то они стараются так, чтобы зритель был доволен.

- А в Ярославле вы уже успели посетить кинотеатр?

- Да, я был в ДК Нефтяников, смотрел "Перл Харбор".

- Я смотрю, что как автолюбите΀»ь вы поддерживаете отечественного производителя? Или вам все равно на чем ездить, а автомобиль - лишь средство передвижения?

- Нет, автомобиль для меня - это отнюдь не просто средство передвижения. Просто в данный момент я езжу на ВАЗ-21093. Машин, которые действительно по всем параметрам хороши - очень много. Что-то сразу выбрать сложно. Но я думаю над этим вопросом (Улыбается).

- За "быструю русскую езду" вас в Америке штрафовали?

- Было пару раз. Здесь - гораздо чаще. В Америке совсем другие дороги: широкие, издалека все видно и полицейских меньше. А у нас - они спрячутся за остановку и все. Попал. (Улыбается). Хотя для меня это непринципиально. Виноват? Заплати!

- Ярославский боулинг уже оценили?

- Пока нет. Времени свободного мало. Скоро в "Арене" достроят, тогда и побываю. Я недавно зашел, посмотрел - работы идут, все очень красиво. Мне понравилось.

- Сколько "страйков" (все кегли, сбитые одним шаром) подряд выбиваете?

- По разному. Как-то было 8 подряд. Но все зависит от настроения, обстоятельств. В следующий раз игра может и не пойти.